Salone WorldWide Moscow

ФОКУС

Переиздания, или необходимость использования кодекса профессиональной этики

Автор: Марко Романелли
«Переиздавать» — глагол, который сложно спрягать в будущем времени. Действительно, в годы финансового и социального бума итальянский дизайн фактически фокусировался на «проектировании», а не на «переиздании». Крупный кризис, затянувшийся на десятилетие, спровоцировал появление ностальгического синдрома, который заставил нас обратиться к мифическому прошлому в поисках культовых объектов, способных утешить нас и вновь вселить надежду. Таким образом, рынок переизданий удивительным образом процветает, но, несмотря на свой внешний вид, переиздания (или, скорее, «репродукции») являются самобытными и не похожими друг на друга. Наряду с объектами, в свое время выпущенными небольшими партиями или утвержденными создателями только на уровне прототипов, в промышленное производство попали и некоторые объекты, задуманные сугубо для ремесленного производства, а также художественные объекты, изготовленные по эскизам или рисункам, которые на самом деле никогда не были воплощены в жизнь и поэтому не прошли фундаментальный и знакомый всем дизайнерам этап проверки (и доработки!), который начинается, когда схема превращается в модель, а затем в прототип. Справедливости ради стоит отметить, что нынешнее увлечение переизданиями требует правильного использования кодекса профессиональной этики, который поможет остановить развитие типа мышления, рассматривающего прошлое как источник неограниченного количества формальных моделей.

Начнем с анализа положительных эффектов. Для переиздания в обязательном порядке необходимо предварительно провести тщательное историческое исследование, включающее изучение архивных материалов, сбор оригинальных моделей и анализ литературы конкретного периода. Это значит, что за последние несколько лет наши познания об истории дизайна выросли в геометрической прогрессии. Такие незаслуженно недооцененные гении итальянского дизайна, как Джино Сарфатти, Джанфранко Фраттини, Роберто Менги, Паоло Тильче и Освальдо Борсани, вновь находятся в центре внимания. А работы столь известных авторов, как Джо Понти и Джо Коломбо, рассмотрены и изучены до мельчайших деталей. На крупных выставках также были представлены соответствующие монографии, которые помогли вновь привлечь внимание к богатой и разнообразной дизайнерской жизни Италии в послевоенный период и в 70-е годы XX века. Архивы вновь стали вдохновляющими и оживленными местами, где недостаточно информированные руководители и директора по маркетингу запустили процессы повышения культурного уровня, делая существенные финансовые инвестиции для сохранения документального наследия.

Тем не менее, следует упомянуть и о менее позитивных последствиях увлечения переизданием. В начале я уже упомянул о самом важном аспекте, связанном с надеждой: проектирование - это «взгляд в будущее», в то время как переиздание по умолчанию лишает дизайн кислорода, особенно в руках дизайнеров грядущих поколений. Во время пиар-кампаний также наблюдается эффект бумеранга: широкая общественность находит эмоциональное утешение в «традиционных» произведениях (доведенных до совершенства и, следовательно, не имеющих «царапин», неизбежно появляющихся с течением времени на старых произведениях), и, более того, рассматривает их как заявление о «ценности» своих инвестиций по сравнению с существующими официально одобренными моделями, в которых невозможно понять внутренние причины, объясняющие различную стоимость произведений. Вот почему покупатели склонны отдавать предпочтение известным именам (иконам прошлого), руководствуясь при этом очень простым силлогизмом: «если эти объекты, спроектированные 40-50-60 лет назад, продержались так долго ..., значит они смогут по-прежнему функционировать и через 40-50-60 лет». Таким образом, переиздания внезапно перестали быть увлечением элиты. Благодаря проведению тщательного исторического и критического анализа им удалось стать массовым явлением, которое привело к огромному росту репродукций и путаницы, в которой сосуществуют компании, которые в 90-х годах начали производить объекты эпохи 30-х годов, которые позиционируются как объекты культурного наследия, включающие дорогостоящие права на воспроизведение, и знаковые объекты, «обновленные» в соответствии с коммерческими запросами (уменьшенные, более мягкие, созданные из вневременных материалов).

Попросту говоря, на сегодняшний день в принципе отсутствует какой-либо контроль. Таким образом, возникает необходимость в систематизации дизайна и введении своего рода «удостоверения личности» для каждого его элемента с четким указанием оригинального названия и даты создания дизайна, его первоначального разработчика и любых последующих изданий, ссылок на наследников или владельцев прав, а также сведений об архивах, в которых можно ознакомиться с первоначальными проектами и/или моделями того периода, а также узнать краткую историю объекта и биографические данные дизайнера. Это приведет к появлению новой тенденции — «дизайна с родословной» или, возможно, «отслеживаемости» происхождения объектов (идентификация и проверка!). Столь похвальная и достойная привычка, которую можно применять как к новым творениям, так и к переизданиям, в любом случае защитит оригинал. Потому что не стоит забывать о том, что все, кажущееся нам древним, когда-то было новым!